Древний город Хара-Хото и его открывать Петр Козлов. Экспедиция, раскопки, интересные факты.

На обложке: фото автора BabelStone. Википедия

Автор текста: Наталья Приймачук-Парсентьева

«Хара-Хото… с именем этого вечно сонного друга всегда-всегда будет связано и мое имя. Может быть, этому угасшему городу суждено будет всегда озарять мое имя географа» (П. К. Козлов)

Имя путешественника и исследователя Петра Козлова не слишком знакомо широкой публике, но его история заслуживает внимания. Всего сто с небольшим лет назад военный географ открыл целый «мёртвый» город и нашёл следы исчезнувшей тангутской цивилизации. Об этом грезили многие исследователи того времени, но добраться до цели удалось только Петру Кузьмичу. По степени важности открытие было сравнимо с обнаружением Трои — археологическое общество кипело и бурлило, а учёный, совершивший открытие, навсегда вписал своё имя в историю археологии.


Западный угол крепости Хара-Хото

Ученик Пржевальского

Путешественник и исследователь Пётр Козлов был тем человеком, про которых говорят: «Наука — вся его жизнь». Более сорока лет он посвятил исследованию стран Азии, ездил по Восточному Тибету, Монголии и Китаю, многие эти экспедиции он сам возглавлял. Итогом его путешествий стало порядка 70 научных работ, на которые до сих пор опираются многие историки.

Пётр Козлов, 1912 г.

Изначально Козлов был учеником и соратником другого исследователя — Пржевальского. Их знакомство состоялось в Смоленской губернии. Пржевальскому нужен был «сподвижник для трудных походов», и Козлов отлично подходил на эту роль. Он неоднократно участвовал в экспедициях Пржевальского и впоследствии стремился осуществить наказ своего учителя — проникнуть в самые глубины Тибета, чтобы посетить одно из самых загадочных мест — Лхасу. К сожалению, сделать это ему так и не удалось, однако, Пётр Кузьмич совершил другое, ещё более интересное путешествие.

«Мертвый» город Хара-Хото

Открытие, сделанное Козловым, до сих пор считается одним из самых выдающихся в археологии — в пустыне Гоби он отыскал затерянный на несколько столетий древний город Хара-Хото, а вместе с ним открыл и целый пласт доселе практически неизвестной тангутской культуры, к которой тот предположительно принадлежал. В затерянном среди песков городе были найдены тысячи прекрасно сохранившихся артефактов — от построек, статуй и предметов быта до рукописей. Найденная в городе библиотека представляет собой самое крупное собрание текстов на тангутском языке (от 2000 до 8000 свитков по разным источникам), среди которых есть уникальные произведения буддийской литературы ранее неизвестные. Таким образом исследователь по сути «вернул» в историческую науку тангутскую культуру как таковую. Найденные во время экспедиции артефакты хранятся преимущественно в Эрмитаже.

Vue extérieure de Khara-khoto (Chine). Fandorine1959. Википедия

Город был оставлен жителями около 400 лет назад и погребён под песками Южной Гоби, благодаря чему его достопримечательности отлично сохранились — мастерские и лавки, жилые дома, руины башен и даже предметы быта (монеты, рукописи). Временем основания Хара-Хото (другое название — Чёрный город) принято считать начало XI века. Он располагался на реке Чёрной, в низовье нынешней реки Жошуй, на юге пустыни Гоби.

На современной карте мира город Хара-Хото находится во Внутренней Монголии на территории Китая.

Хара-Хото на современной карте

Интересно, что легенды о данном мегаполисе древности существовали давно — возможно, еще со времен Марко Поло. Большинство исследователей сходятся во мнении, что описанный последним город Эзина и есть найденный Козловым Хара-Хото. Отыскать его неоднократно пытались разные путешественники, однако, дело осложнялось тем, что никому не были известны точные координаты, а сам поиск затрудняли невероятно сложные климатические условия пустыни Гоби. Кроме того, у местного населения это место было овеяно зловещей славой или, возможно, табуировано — по крайней мере они всячески препятствовали тому, чтобы кто-либо из иностранных путешественников отыскал это место.

Город Эзина на Всемирном атласе Меркатора Хондиуса 1606 г.

Смотреть карту в максимальном разрешении

Петр Козлов в одной из своих книг писал, что интерес к Хара-Хото преследовал его всё время. О древних развалинах археограф узнал от путешественника Г. Потанина. В своих текстах Потанин часто упоминал развалины города, лежащие к востоку от Кунделен-гола. Он также предупреждал, что рядом с городом нет воды, а в окрестностях встречаются гигантские площади зыбучих песков. Эти предупреждения не могли остановить Петр Козлова и он начал подготовку к путешествию.

Хара-Хото

История поисков и открытия Хара-Хото

Во время подготовки к путешествию Петр Козлов исследователь получил письмо от своего друга и ученика, которому он покровительствовал, Цогто Бадмажапова. Последний — российский и советский переводчик-востоковед, среди прочего занимался переводами с монгольского языка и часто ездил через пустыню Гоби. Именно он рассказал Петру о том, что сбившись с пути, вдруг обнаружил город, засыпанный песками, неподалеку от долины Эдзин-Гол.

В связи с этим многие историки до сих пор спорят о том, кто является подлинным первооткрывателем древнего города — Петр Козлов или же Цогто Бадмажапов. Впрочем о чем тут спорить? — Без наводки от Цогто Козлов, вероятно, не нашел бы город, с другой стороны, именно он не только отыскал его точные координаты, но и произвел обширные раскопки и исследования, явив миру погребенное под толщей песка. Таким образом, оба путешественника вполне могут разделить пальму первенства, тем более, что Козлов никогда и не умалчивал о роли Цогто, а открыто о ней говорил.

Цокто Гармаевич Бадмажапов (1879–1937)

До этого найти затерянное место уже пытались и другие русские путешественники — Г. Потанин, В. Обручев и А. Казнаков, но местные жители водили исследователей кругами и не давали подойти к руинам.

Прибыв на место, Пётр Козлов, как и его предшественники, столкнулся с нежеланием местных оказывать какую-то помощь и показывать дорогу до мёртвого города. В своих путевых заметках Петр писал о том, что его всячески пытались убедить в гиблости идеи и отсутствии дорог. Но археолог был настойчив и сказал, что уже знает о руинах древнего города (по наводке Цогто). В результате, ему показали дорогу. Впрочем, найти желающих принять участие в раскопках среди местного населения так и не удалось — люди отказывались от этого даже несмотря на предложенное вознаграждение, считая, что для них тревожить руины будет крайне небезопасно.

Караван П.Козлова, 1908 г. 

Козлов с небольшим отрядом впервые достиг Хара-Хото в 1908 году, 19 марта (31 по новому стилю) и пробыл на месте почти неделю. Впечатления от увиденного он записывал в дневник. Мёртвый город выглядел грандиозно. Приглядевшись, можно было выделить крепостные стены, образующие прямоугольник. Высота стен составляла около шести метров, некоторые были чуть выше. Внутри вся площадь была разбита на «кварталы» правильной формы. Чётко выделялись большие улицы и особая примета буддийской цивилизации — субурганы (мемориальные сооружения для хранения реликвий с куполовидной формой).

Город был расположен на низкой террасе из песчаников, с каждым шагом попадалось всё больше обломков посуды, местность становилась более неровной — то тут, то там встречались бугры, песчаные насыпи. Пётр вспоминал, что стоило только начать копать в зоне любого холма, лопата тут же натыкалась на препятствие — пласты соломы, остатки дерева, циновки.

Всего за несколько часов удалось выкопать экспонатов на целый музей — палатка буквально ломилась от вещей самого разного назначения.

Керамические скульптуры

«За интересным делом, за всякого рода наблюдениями, время бежало страшно быстро. Сокровища наши обогащались с каждым последующим часом. Наши проводники, глядя на нас, на наши поиски и успехи, отбросили страх и начали помогать нам фактически. С сумерками активная наша деятельность прекращалась. Мы работали на Х.х. пассивно, записывали, кое-что укладывали, делали обобщения, где лучше на следующий день производить раскопки. Каждый, по возможности, намечал себе район и в нем без устали рылся, копался, разглядывал.»

Отрывок из дневника Петра Кузьмича Козлова

Во время экспедиции была проведена важная исследовательская работа. Вместе со своей командой Козлов не только установил точные координаты древнего города, но и составил детальный план местности, осуществил первые пробные раскопки. Были найдены остатки посуды, ассигнации, рукописи, книги, монеты и многое другое.

Почему Хара-Хото оказался заброшен?

Считается, что когда-то это место представляло собой плодородную землю с садами — так, в городе при раскопках были найдены многочисленные оросительные каналы. На север и запад отсюда отходили крупные торговые пути. В XI веке территорию завоевали тангуты, город был расширен и перестроен. Спокойная жизнь продолжалась до 1227 года, пока не пришёл Чингисхан, который разрушил город. Но и это не стало концом существования Хара-Хото — жители оправились от нападения и снова восстановили город, сделав его важной точкой в маршруте к реке Керулен.

В конце концов, город (по официальной версии истории) все же пал под натиском китайцев, которые захватили его используя хитрость и экологическое оружие — лишили воды, то есть и жизни. Сама укрепленная тангутская крепость была практически неприступной, захватить ее напрямую было невозможно. Поэтому, по легенде, китайский инженер предложил изменить русло реки, создав искусственную осадную запруду, из-за чего в городе очень быстро закончилась вода и каналы Хара-Хото сразу пересохли. Местным жителям не оставалось ничего, кроме как спрятать свои драгоценности и выйти на бой, в котором они, по всей видимости проиграли, так как город опустел на многие столетия и был занесен песком.

Хара-Хота, «мёртвый» город. Автор фото: Стейн, Марк Аурель, Dunhuang project, Википедия

Результаты исследований Харо-Хото экспедицией Козлова

Прощание с Хара-Хото было волнующим, Пётр Козлов сделал запись об этом прощании в дневнике и двинулся дальше к новым находкам и приключениям — в Сычуань.

«…Итак, прощай Хара-хото! Ты дал мне много прекрасных, восторженных минут, ты, невольно, открыл мне новую отрасль занятий, новую пытливость. А кто знает — какая, быть может, еще великая радость впереди… Во всяком случае, о тебе говорилось много — начиная с самого Петербурга, дороги и Урги; везде ты занимал меня. Прощай, отживший приятель, ты, раньше других воскресший и память по тебе побежит по всему ученому миру.»
Запись из дневника П.Козлова

Вся экспедиция имела огромное значение для географического сообщества, а группа Петра Козлова проделала огромную работу. Кроме города Хара-Хото были проведены раскопки курганов, открыты несколько источников минеральных вод, а также члены команды Козлова совершили восхождение на высочайшую точку — вершину Хангая и провели огромный объём топографических работ. Применялись знания из разных сфер, не только в области археологии, но и в энтомологии. Досконально изучив местность, Петр Козлов составил большое письмо для Русского Географического общества, в котором подробно рассказал о всех своих находках.

П. К. Козлов на выставке экспонатов из Харо-Хото. СПб., 1910 г. Карл Карлович Булла

Другая жизнь Петра Козлова: Аскания-Нова

Кроме открытия Хара-Хото Пётр Козлов известен и как защитник природы. Поэтому, когда в 1896 году к нему обратились за помощью, чтобы поймать лошадей Пржевальского в Монголии и доставить их в заповедник Аскания-Нова (Херсонская обл.), Козлов согласился и успешно справился с задачей — так в юго-западных степях Российской Империи появились дикие лошади Пржевальского.

Последняя лошадь Пржевальского, пойманная в природе

На протяжении своей жизни Пётр Козлов еще несколько раз посещал заповедник и даже сделал публикацию по итогам этих путешествий: «Аскания-Нова в её прошлом и настоящем». В этих заметках он рассказывал о своём пребывании в заповеднике и выдвигал идеи о его дальнейшем развитии. Ещё одна его книга была полностью посвящена лошадям.

Работы Петра Козлова высоко ценились в научном сообществе, и в 1911 году исследователь получил почётное место в обществе географов, а позднее стал членом государственной комиссии по охране природы.

В 1917 над заповедником Аскания-Нова нависла угроза распада. Назначались временные комиссары для его охраны, но ситуация ухудшалась с нарастающей скоростью. В декабре Козлов сам прибыл на место, чтобы постараться взять ситуацию под контроль и не допустить исчезновения этого оазиса дикой природы. Он использовал всё имеющееся у него влияние и труды не были напрасны. Заповедник сохранился и существует по сей день.

Вернувшись из Аскании, Козлов продолжил деятельность по охране памятников природы и совместно с другими географами работал над проектом по развитию заповедников в стране в целом.

Последнее путешествие Петра Кузьмича в Асканию состоялось в 1927 году. Тогда с его участием был составлен огромный список птиц и животных, обитающих на заповедной территории. По результатам ученый подготовил внушительный доклад, представленный в Ленинграде, а также опубликованный в «Научном работнике» — авторитетном по тем временам журнале.

Памятник П.Козлову, Аскания-Нова, 2024 г. Источник: Российское военно-историческое общество

Пётр Козлов, как человек, невероятно увлечённый своим делом, природой и географией, мог претворить в жизнь еще множество амбициозных проектов, но ему помешало время. Он умер 26 сентября 1935 года от склероза сердца в возрасте 71 года, похоронен в Санкт-Петербурге на Смоленском кладбище. После себя Пётр Козлов оставил не только множество открытий и публикаций, но и целые коллекции. Недавно был открыт памятник ученому в том самом заповеднике Аскания-Нова. Памятник очень символичный, Пётр Козлов стоит в окружении лошадей Пржевальского, которых когда-то сам и перевёз в заповедник.

Послесловие о таинственном городе Хара-Хото

Находка таинственного города в песках и по сей день будоражит умы любителей истории и географии. Многие тайны этого города по сей день не раскрыты. Обращает на себя внимание то, что если Хара-Хото соотнести с картографической Эзиной (а такая аналогия проводится многими исследователями) — описанной еще Марко Поло — то получается, что он находился в глубине (или в центре) территории, которая на картах обычно подписана как Тартария. А ведь нередко говорится, что от нее не осталось никаких вещественных следов — оказывается же, что тангутское наследие это по крайней мере один из ее пластов.

В 5-6 верстах от Хара-Хото.

Впрочем, возникают также вопросы о том, являются ли тангуты первоначальными строителями Хара-Хото или скорее поздними жителями этой уже кем-топокинутой местности. Так, на многочисленных фото Хара-Хото представленных в интернете отчетливо видится, что установленные поверх стен буддийские сооружения, соотносимые как раз с тангутами, сильно отличаются как по своей сохранности так и по стилю обработки камня от базовых стен крепости. А, значит, и тангутско-буддийские тексты, статуэтки и прочие артефакты, вполне могут быть лишь одной из поздних вех истории этого места. 

Вызывает вопросы и полу-мифическая легенда о падении города вследствие того, что неприятель изменил русло реки так, что в Хара-Хото полностью перестала поступать вода. Возможно ли в короткий срок проделать такую титаническую работу и на самом деле рукотворным путем - во время осады одного конкретного города - превратить какую-то местность в пустыню? А мы на этом заканчиваем и отправляемся перечитывать альтернативных исследователей с их теориями о гипотетической климатической катастрофе и о причинах возникновения пустынь на Земле как таковых. 

vkontakte telegram