Азбука городов

Где находится Лукоморье из сказки А.С.Пушкина согласно старинным картам? Древний город Серпонов

Ранее мы уже описывали древний город на территории Сибири в районе современного Томска под названием Грустина. К тому же региону и временному периоду относится соседний с ним город Серпонов. Как правило, оба града в трудах современников всегда упоминаются одновременно и на древних картах они расположены также довольно близко (причем если отмечен один, то будет нарисован и второй). Чаще всего эта территория на картах обозначается как Лукоморие (реже — Югория, которая обычно расположена южнее и подписана как иной регион).

Арабские географы и путешественники (ал-Балхи в 920 г., и его последователи — Истархи, Ибн-Хаукаль, Худуд аль-алам, аль-Идриси и др) выделяли три крупных царства славян — Славия (Новгород), Куявия (Киев) и Артания (Зауралье/Сибирь). Центром Артании — сибирского региона проживания наших предков — скорее всего считалась Грустина (Грасиона) — что следует из количества ее упоминаний в разных источникам, а Серпонов — соответственно, стоит считать вторым по величине городом этой земли.

Если местоположение Грустины более-менее установлено (современный Томск), то отыскать Серпонов потомкам еще только предстоит, так как на разных картах его положение «плавает». Неизменным остается то, что он находится восточнее и севернее Грустины (т.е Томска) и стоит на некой реке, которая впадает или в Обь, или в Обскую губу (довольно часто она подписана как Cassim/Cosin), или протекает параллельно Оби справа (возможно, Енисей). Желающие могут попытаться самостоятельно соотнести их с современными.

Карта Азии Целлариуса 1590 г

Карта Д. Ц. Феримонтануса 1590 г. Фрагмент. Грустина отмечена на Оби, Серпонов на одном из крупных притоков Оби, впадающих в нее (или в Обскую губу) ближе к устью — возможно, река это река Надым.

Карта Евразии Меркатора 1594 г

Карта Меркатора 1594 г. Серпонов показан в вершине одного из правых притоков Оби, именуемых Cosin.

карта Тартарии

Карта Тартарии издательского дома Блау 1640–70 гг.

Карта П.дю Валя

Карта П.дю Валя, 1684 г. Серпонов стоит на Енисее.

Что касается непосредственного описания города Серпонов, то оно встречается в книге австрийского посла при дворе Ивана Грозного барона Сигизмунда Герберштейна («Записки о Московии», 1549 г.):

«…От устья реки Иртыша до крепости Грустины (Grustina) два месяца пути; от неё до озера Китая (Kitai) рекою Обью, которая, как я сказал, вытекает из этого озера, более чем три месяца пути. От этого озера приходят в большом множестве чёрные люди, лишённые общего всем дара слова; они приносят с собой много товаров, преимущественно же жемчуг и драгоценные камни, которые покупаются грустинцами и серпоновцами. Они называются лукоморцами от Лукомории (Lucomorya), лежащей в горах, по другую сторону Оби от крепости Серпонова (Serponovu)».



Картины худоджника Андрея Клименко

Андрей Клименко. Тени забытых предков

Упоминают Грустину с Серпоновым А. Лерберг (Изслѣдованiя, служащiе къ объяснениюдревней русской исторiи А. Х. Лерберга, 1819), Яков Рейтенфельс и даже Н.Карамзин в «Истории Государства Российского»! Так, последний описывая состояние Московской Руси в XVI веке, он пишет:

«Однако же Москвитяне уже знали имена всех главных сибирских рек Западной Сибири. Они сказывали, что Обь вытекает из озера Телейского; (и) что за сею рекой и за Иртышем находятся два города, Серпонов и Грустина, коих жители получают жемчуг и драгоценные каменья от… людей, обитающих близ озера Китая».



Из других вышеназванных источников становится ясно, что это за люди с которыми активно торговали серпоновцы: в первую очередь, речь идет о народах Индии, также в Серпонов и Грустину приходили товары из Китая, и из более северных регионов России. Сама Артания, к которой принадлежат и Грустина и Серпонов славилась, прежде всего, черными соболями и булатными клинками, которые разгибались после сгибания пополам. Иоганн Шильтбергер, волею судеб попавший в Сибирь в начале XV в., подчёркивал, что в этой стране (Артании) совсем не едят хлеба, а сеют одно просо.

Картины с путешествием Афанасия Никитина

Всеволод Иванов. Мираж (из цикла «Афанасий Никитин»)

Интересно, что у Герберштейна четко указано, что все земли по Оби, Иртышу, и вплоть до Северного Ледовитого Океана на момент его экспедиций в 1517 и 1526-м являлись данниками московских князей. Так, главу с описание Печеры, Югры и реки Оби, куда входит также указанный отрывок про Серпонов и Лукоморье предваряет следующий текст:

«Владения московского князя простираются далеко на восток и несколько на север до тех мест, которые исчисляются дальше. Об этом предмете мне доставлена была рукопись на русском языке, в которой содержалось описание этого пути, и которую я перевёл и в точности помещаю здесь».

Завершает же ее следующее сообщение:

«…По левому берегу реки Оби, вниз, живут каламы (Calami populi), которые переселились туда из Обиовы (Obiovua) и Погозы (Pogosa). За Обью, у Золотой Бабы, где Обь впадает в океан, текут реки Сосва (Sossa), Березва (Berezvua) и Данадим (Danadim, (Надым?), которые все берут начало из горы Камень Большего Пояса (Camen, Bolschega, Poiajsa) и соединённых с ней скал. Все народы, живущие от этих рек до Золотой Бабы, называются данниками князя московского».

Покорение Сибири на картинах

Николай Фомин. Покорение Сибири

Это уже не первые доказательства в пользу того, что Ермак Сибирь «не открывал». Ведь Сигизмунд фон Герберштейн издал свою книгу в 1549 г. (а был в Московии и вовсе в 1517 и 1526-м годах), а Ермак выступил в свой поход за Каменный пояс лишь в 1581 г. Соответственно, очевидно, что Лукоморье было заселено и застроено крепостями задолго до Ермака уже во времена путешествий Герберштейна.

Кстати, что еще в актах самых первых Вселенских соборов в IV — V веках упоминается Томитанская епархия в Скифии. Томитанская — по области Томеон на реке Тане. Таной персы и самаркандцы называли реку Томь.

Полезно в этом плане обратить внимание на славянскую топонимику Сибири — так на картах Ремезова (самая древняя дошедшая до нас карта составленная нашим соотечественником) в значительном числе зауральских регионов названия населенных пунктов сплошь русские — Боярско, Романово, Медцово, Медведево, Сладково, Даурско, Ессейко, Жданово, Крестово. И это НЕ названия данные казаками «первопроходцами» в XVII веке. Ведь многие из них уже существуют на европейских картах изданных столетием ранее, также как и узнаваемый топоним «Лукоморье», которым маркируют территорию восточнее Оби, кажется, с момента создания первых карт в принципе (и именно к Лукоморью относятся и Грустина, и Серпонов).

фрагмент карты Ремезова

Фрагмент карты Ремезова

Что же это за Лукоморье? Насчет происхождения этого слова есть две версии:

1) наиболее распространенное объяснение гласит, что «лукоморье» — излучина/лука моря; впрочем, от картографического Лукоморья до моря довольно далеко — на большинстве карт оно вовсе с ним не граничит, так как с севера от него на берегу Ледовитого океана лежит уже другая земля — Molgomzaia (реже — Baida). Более того, Лукоморье (как следует из приведенного выше отрывка из книги С.Герберштейна) — это горная (!) страна.

Атлас Меркатора-Хондиуса, 1606 г. Серпонов показан в вершине одного из правых притоков Оби.

2) интересно, что порой на картах это название пишется через «О» как Locomorie. Может быть, тогда его смысл стоит искать в словах «лока + мара», то есть локализация смерти Морены, или страна умерших, страна предков — то есть Прародина (версия предложена томским краеведом А. А. Локтюшиным). Не есть ли это указание на то, что именно Сибирь была центром дальнейшего расселения индоевропейских народов? И не это ли зашифровал в своем удивительном стихотворении А. С. Пушкин, сохранив для нас образ полу-мифической, но одновременно и совершенно реально осязаемой прародины? «У Лукоморья… там Русский дух… Там Русью пахнет!»

древний дуб, лукоморье

У лукоморья дуб зелёный;
Златая цепь на дубе том:
И днём и ночью кот учёный
Всё ходит по цепи кругом;
Идёт направо — песнь заводит,
Налево — сказку говорит.
Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит;
Там на неведомых дорожках
Следы невиданных зверей;
Избушка там на курьих ножках
Стоит без окон, без дверей;
Там лес и дол видений полны;
Там о заре прихлынут волны
На брег песчаный и пустой,
И тридцать витязей прекрасных
Чредой из вод выходят ясных,
И с ними дядька их морской;
Там королевич мимоходом
Пленяет грозного царя;
Там в облаках перед народом
Через леса, через моря
Колдун несёт богатыря;
В темнице там царевна тужит,
А бурый волк ей верно служит;
Там ступа с Бабою Ягой
Идёт, бредёт сама собой,
Там царь Кащей над златом чахнет;
Там русский дух… там Русью пахнет!
И там я был, и мёд я пил;
У моря видел дуб зелёный;
Под ним сидел, и кот учёный
Свои мне сказки говорил.

Народные приметы и традиции июля
Календарь
Народные приметы и традиции июля

Чем отмечена в народном календаре «макушка лета» — июль? Земляника да черника, ловля перепелов, прощание с кукушкой и летом, Петровские гулянья в поле, женские посиделки «кузьминки», великие росы, наблюдение за созвездием Стожар, «игрой» месяца и солнца, зажин первого снопа-именинника.

Дон – тихий, мятежный и вечный
Маршруты
Дон – тихий, мятежный и вечный

Степи, скифские курганы, казачьи станицы, Куликово поле, восстание Степана Разина, разбойничьи клады, русско-турецкие войны, пламя Гражданской и Великой Отечественной. Воля-вольная, ширь, простор и бескрайнее небо над головой. Портрет великой реки, вобравшей в себя дух южной России.

"Мотивы русской архитектуры"
"Мотивы русской архитектуры" Альбом под редакцией А. Рейнбота
Грустина подземная - доисторический Томск
Азбука городов
Грустина подземная - доисторический Томск

Средневековые картографы без всяких разночтений рисуют город Грустину на правом берегу Оби в районе современного Томска, о ней рассказывает в своих путешествиях по Московии австрийский дипломат С.Герберштейн. Иранские, арабские и испанские источники пишут о могущественном городе Грасионе, где правил то ли царь-Иван, то ли описанный еще в Авесте Фраграсион. И всегда это место сопровождают легенды о подземных тоннелях невероятной протяженности — именно такие находили и находят во всех концах современного Томска.

Волшебные травы славян
Наследие
Волшебные травы славян

Перелет-трава, разрыв-трава, сон-трава, жар-цвет — соответствуют ли эти названия реальным растениям или это сугубо сказочно-мифологические образы? Откуда они идут, что означают и почему существуют в фольклоре всех индоевропейских народов?

Все мы - скифы
Наследие
Все мы - скифы

Еще 100 лет назад российское общество было уверено в том, что скифы - это предки славян. Так было написано в детских учебниках, в сотнях исторических трудов российских историков, в древнейшем русском сказании «О Словене и Русе», и даже в летописи Нестора. А ранее — об этом же говорили и историки античные. Вспомним цитаты великих, подтверждающие этот факт и разберем труды князя Щербатова, в которых он помимо прочего публикует полный (!) поименный список скифских царей с описаниями, который в его «Истории» предшествует Рюриковской Руси.

Иван Купала – ночь воды и огня
Календарь
Иван Купала – ночь воды и огня

Умывание росой, купание в реке, прыжки через костры, пускание зажженных колес, сбор целебных трав и поиски волшебного цветка папоротника, открывающего клады. Что стоит за древними обрядами? Почему Иван Купала отмечается именно в день летнего солнцестояния?

Народные приметы и традиции июня
Календарь
Народные приметы и традиции июня

Сев огурцов, льна, гречихи, «змеиные свадьбы», «величание ржи», мирские каши и главный праздник года — Иван Купала на день летнего солнцестояния.

Великие памятники Победы
Наследие
Великие памятники Победы

По местам боевой славы и драматических событий Великой Отечественной вместе с памятниками, увековечивающими образы советских воинов-защитников, тружеников тыла и простых граждан. От Заполярья до Севастополя, от обороны Москвы и прорыва блокады Ленинграда до Сталинградской битвы. Помним каждого.